Сражаясь на вашей стороне
8 (926) 860-62-79
8 (926) 153-26-20

Наши услуги

Интересно, что...

В «Московскую Юридическую Службу» обратились клиенты с просьбой представить их интересы в сложном судебном процессе по иску о признании недействительным отказа от принятия наследства и применении последствий недействительности сделки, признании наследников принявшими наследство и признании права собственности на доли квартиры, о признании недействительным предварительного договора купли-продажи квартиры, а также по встречному иску о признании недействительным договора дарения доли в квартире и о понуждении к заключению договора купли-продажи.

Включение объектов жилищного фонда в состав приватизируемого имущества муниципального предприятия не влияет на жилищные права граждан, проживающих в них на условиях социального найма, в том числе на право бесплатной передачи жилья в их собственность

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79, руководитель судебного департамента Ватутин Вадим Валерьевич

 

Включение объектов жилищного фонда в состав приватизируемого имущества муниципального предприятия не влияет на жилищные права граждан, проживающих в них на условиях социального найма, в том числе на право бесплатной передачи жилья в их собственность.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2012 г. № 19-В12-4

(Извлечение)

С. обратился в суд с иском к К. и Н. о прекращении права пользования жилым помещением - квартирой, сославшись на то, что приобрел эту квартиру у ЗАО "Донское" по договору купли-продажи от 27 апреля 2009 г., ответчики в ней зарегистрированы, но не проживают, членами его семьи не являются. К. предъявила встречный иск, в котором просила признать договор купли-продажи квартиры от 27 апреля 2009 г., заключенный между С. и ЗАО "Донское", недействительным и применить последствия недействительности сделки в связи с тем, что она проживала в квартире на основании договора социального найма и имеет право на ее приватизацию. Дополнительно просила суд признать незаконной регистрацию права собственности на эту квартиру за ЗАО "Донское", произведенную 11 февраля 2009 г., в связи с передачей квартиры ранее в муниципальную собственность и нахождением ее на балансе МУП "Жилищно-коммунальное хозяйство" Труновского района.

Решением Труновского районного суда Ставропольского края от 14 февраля 2011 г. в первоначальном иске отказано, встречные исковые требования удовлетворены. Определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 29 марта 2011 г. решение районного суда от 14 февраля 2011 г. отменено, по делу принято новое решение об отказе во встречном иске и удовлетворении первоначальных исковых требований.

В надзорной жалобе К. просила об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 29 марта 2011 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 22 мая 2012 г. жалобу удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Такие нарушения были допущены судом кассационной инстанции при рассмотрении данного дела.

К. и Г. как работникам совхоза "Донской" было предоставлено жилое помещение. В настоящее время К. временно проживает в домовладении, принадлежащем В., по другому адресу. Н. отбывает наказание в ФБУ ИК-3 УФСИН России по Ставропольскому краю.

По сообщению Министерства имущественных отношений Ставропольского края от 24 января 2011 г. спорная квартира принята в государственную собственность Ставропольского края на основании постановления губернатора Ставропольского края от 4 марта 1997 г. N 146. Эта квартира находилась на праве хозяйственного ведения на балансе ГУП "Жилищно-коммунальное хозяйство" Труновского района.

Решением Совета Труновского муниципального района Ставропольского края от 24 июня 2008 г. ГУП "Жилищно-коммунальное хозяйство" Труновского района принято в муниципальную собственность Труновского муниципального района Ставропольского края как имущественный комплекс на основании распоряжения правительства Ставропольского края N 128-рп от 21 мая 2008 г. В перечень имущества, состоящего на балансе ГУП "Жилищно-коммунальное хозяйство" Труновского района, входила и спорная квартира. 10 декабря 2008 г. Советом Труновского муниципального района принято решение о передаче жилищного фонда в собственность муниципального образования Донского сельсовета, в том числе спорной квартиры.

Решением Совета муниципального образования Донского сельсовета Труновского района от 26 марта 2009 г. данная квартира из перечня передаваемого жилищного фонда исключена в связи с регистрацией 11 февраля 2009 г. права собственности на эту квартиру за ЗАО "Донское". 27 апреля 2009 г. между ЗАО "Донское" (продавец) и С. (покупатель) заключен договор купли-продажи названной квартиры. В договоре указано, что в данном жилом помещении зарегистрированы К. и Н.

Отказывая в удовлетворении исковых требований С. и удовлетворяя встречный иск К., признавая недействительным договор купли-продажи квартиры от 27 апреля 2009 г., а также незаконной государственную регистрацию права собственности на квартиру за ЗАО "Донское", суд первой инстанции исходил из того, что К. и Н. имеют право на приватизацию занимаемого ими на условиях социального найма жилого помещения - квартиры, находившегося в ведении совхоза "Донской", и преобразование совхоза в закрытое акционерное общество никак на это право не влияет.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении встречного иска К. и удовлетворении первоначального иска С. о прекращении права пользования жилым помещением, судебная коллегия исходила из того, что К. и Н. вселены в спорную квартиру без соблюдения требований норм материального права, договор социального найма жилого помещения с ними не заключался.

Сам по себе факт регистрации ответчиков в указанной квартире и оплаты ими коммунальных услуг не свидетельствует о заключении с ними договора социального найма жилого помещения и о приобретении ими прав на данную квартиру.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не согласилась с такими выводами суда кассационной инстанции.

Как установлено судом первой инстанции, К. является ответственным квартиросъемщиком названного жилого помещения, зарегистрирована в нем по месту жительства, что подтверждается выпиской из лицевого счета от 14 декабря 2010 г. МУП ЖКХ Труновского района.

Согласно справкам администрации муниципального образования Донского сельсовета Г. (умер), К., Н. проживали в указанной квартире с 1975 года. С марта 1976 г. по июль 1984 г. плата за жилое помещение удерживалась из заработной платы работника Г., а с августа 1984 г. - из заработной платы работника К., о чем свидетельствует письмо ЗАО "Донское" от 14 декабря 2010 г.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что К. и Г. были вселены в указанную квартиру на условиях социального найма, исполняли свои обязанности нанимателей жилого помещения.

Отсутствие договора социального найма жилого помещения, при фактическом вселении в предоставленную гражданину квартиру, проживании в ней, исполнении обязанностей нанимателя, само по себе не свидетельствует о том, что у такого лица права пользования жилым помещением не возникло.

Пунктом 1 Указа Президента Российской Федерации от 10 января 1993 г. N 8 "Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий" (признан утратившим силу с 29 марта 2003 г. Указом Президента Российской Федерации от 26 марта 2003 г. N 370) было установлено, что при приватизации предприятий, находящихся в федеральной (государственной) собственности, в состав приватизируемого имущества не могли быть включены объекты жилищного фонда. Указанные объекты, являясь федеральной (государственной) собственностью, должны были находиться в ведении администрации по месту расположения объекта.

Аналогичные положения отражены в ст. 18 Закона РФ от 4 июля 1991 г. N 1541-I "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", в силу которой при переходе государственных или муниципальных предприятий, учреждений в иную форму собственности либо при их ликвидации жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений, должен быть передан в хозяйственное ведение или оперативное управление правопреемников этих предприятий, учреждений (если они определены) либо в ведение органов местного самоуправления поселений в установленном порядке с сохранением всех жилищных прав граждан, в том числе права на приватизацию жилых помещений.

Указанной правовой нормой, подлежащей применению в системной взаимосвязи со ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", не допускалось включение объектов жилищного фонда в состав приватизируемого имущества государственных и муниципальных предприятий. Такие объекты подлежали передаче в муниципальную собственность. 

Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" переход государственных и муниципальных предприятий в иную форму собственности либо их ликвидация не влияют на жилищные права граждан, проживающих в домах таких предприятий и учреждений, в том числе и на право бесплатной приватизации жилья.

В связи с этим факт включения объектов жилищного фонда в состав приватизируемого имущества государственного и муниципального предприятия не должен влиять на жилищные права граждан, вселившихся и проживавших в данных жилых помещениях до приватизации, в том числе и на право бесплатной передачи жилья в собственность граждан на основании ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

Следовательно, исключение спорной квартиры из перечня имущества, передаваемого в собственность муниципального образования Донского сельсовета в связи с регистрацией права собственности на эту квартиру за ЗАО "Донское", а затем переход права собственности на это жилое помещение к С. не могут влиять на право пользования К. и Н. данным жилым помещением, в том числе на право бесплатной передачи жилья в собственность граждан на основании ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

В связи с этим признан правильным вывод суда первой инстанции о том, что К. и Н. имеют право на приватизацию спорной квартиры, поэтому оснований для прекращения их права пользования квартирой не имеется.

Исходя из изложенного, правильным признан и вывод суда первой инстанции о недействительности договора купли-продажи спорной квартиры от 27 апреля 2009 г., заключенного между ЗАО "Донское" и С.

Кроме того, суд первой инстанции в силу отсутствия доказательств, подтверждающих право собственности ЗАО "Донское" на указанное жилое помещение в соответствии с положениями Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", пришел к правильному выводу о незаконности государственной регистрации за ЗАО "Донское" права собственности на эту квартиру.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ определение краевого суда от 29 марта 2011 г. отменила, решение районного суда от 14 февраля 2011 г. оставила в силе.

Определение № 19-В12-4

 

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79, руководитель судебного департамента Ватутин Вадим Валерьевич

Жилищное право

Важно знать

Согласно ч. 2 ст. 333.18 НК РФ, в случае, если за совершением юридически значимого действия одновременно обратились несколько плательщиков, не имеющих права на льготы, установленные настоящей главой, государственная пошлина уплачивается плательщиками в равных долях.
Наверх
Вот тут какое-нить информационное сообщение!
Подтверждение
Вы уверены?
Нет Да
Закрыть