Сражаясь на вашей стороне
8 (926) 860-62-79
8 (926) 153-26-20

Наши услуги

Интересно, что...

В «Московскую Юридическую Службу» обратились клиенты с просьбой представить их интересы в сложном судебном процессе по иску о признании недействительным отказа от принятия наследства и применении последствий недействительности сделки, признании наследников принявшими наследство и признании права собственности на доли квартиры, о признании недействительным предварительного договора купли-продажи квартиры, а также по встречному иску о признании недействительным договора дарения доли в квартире и о понуждении к заключению договора купли-продажи.

Если третье лицо было осведомлено о решении участника совместной собственности об отчуждении имущества на определенных условиях, то сделка по распоряжению общим имуществом, совершенная на других условиях, может быть признана недействительной

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79

Если третье лицо было осведомлено о решении участника совместной собственности об отчуждении имущества на определенных условиях, то сделка по распоряжению общим имуществом, совершенная на других условиях, может быть признана недействительной по требованию другого участника общей собственности по мотиву отсутствия у участника, совершившего такую сделку, необходимых полномочий.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 января 2013 г. № 78-КГ12-32

(Извлечение)

Е. обратилась в суд с иском к А., Г. и с учетом уточнения требований просила признать квартиру имуществом, совместно нажитым во время брака, произвести раздел указанной квартиры, признав за ней право собственности на 1/2 доли в праве собственности, признать договор дарения квартиры, заключенный между ответчиками, недействительным, применить последствия недействительности сделки. X. обратился в суд с иском к Е., Г., А. и с учетом уточнения исковых требований просил признать спорную квартиру общей совместной собственностью, определить доли в праве общей собственности на общее имущество и выделить ему 1/4 доли в праве общей собственности на квартиру, признать договор дарения квартиры недействительным, применить последствия недействительности сделки, отменить государственную регистрацию права собственности на спорную квартиру.

Решением Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 6 декабря 2011 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 28 февраля 2012 г., Е. и X. в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Е. просила об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 22 января 2013 г. жалобу удовлетворила, указав следующее. Судебными инстанциями при рассмотрении данного дела были допущены такие нарушения норм права, которые согласно ст. 387 ГПК РФ являются основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке.

Судом установлено, что Е. и Г. состояли в браке с 25 августа 1973 г. 25 июля 1995 г. между Главным управлением городского строительства и Г. как военнослужащим, имеющим жилищный сертификат, заключен договор купли-продажи трехкомнатной квартиры. Согласно договору купли-продажи стороны определили цену квартиры в размере 25 тыс. долларов США, при этом продавец получил за покупателя указанную сумму от Агентства США по международному развитию. 25 июля 1995 г. за Г. зарегистрировано право собственности на указанную квартиру. В спорной квартире зарегистрированы Г., Е. и их сын А. С 2010 года также зарегистрированы несовершеннолетние дети ответчика А., а с 2011 года - жена ответчика. Решением мирового судьи судебного участка N 148 г. Санкт-Петербурга от 12 января 2010 г. брак между Е. и Г. расторгнут. Г. снят с регистрационного учета в спорной квартире в связи с переменой места жительства 7 октября 2010 г. 9 ноября 2010 г. между Г. и его сыном А. заключен договор дарения спорной квартиры. На основании данного договора 24 ноября 2010 г. за А. зарегистрировано право собственности на эту квартиру.

Отказывая в удовлетворении иска Е., суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемый договор дарения квартиры был заключен после расторжения брака между Е. и Г., в связи с чем к спорным правоотношениям подлежит применению ст. 253 ГК РФ, в соответствии с которой совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Однако суду не было представлено доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что А. знал и заведомо должен был знать об отсутствии согласия Е. на заключение договора дарения квартиры.

С такими выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 22 января 2013 г. признала вынесенные судебные постановления ошибочными по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 2 СК РФ семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи - супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

Как установлено судом, 12 января 2010 г. брак между Е. и Г. расторгнут. Оспариваемый договор дарения квартиры заключен 9 ноября 2010 г., т. е. тогда, когда Е. и Г. перестали быть супругами, владение, пользование и распоряжение общим имуществом которых определялось положениями ст. 35 СК РФ, и приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой осуществляется положениями Гражданского кодекса РФ.

Согласно п. 1 ст. 253 ГК РФ участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом. В силу п. 2 ст. 253 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом. Каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом (п. 3 ст. 253 ГК РФ).

Таким образом, совершать сделку по распоряжению общим имуществом может каждый из участников совместной собственности. При этом согласие одних участников совместной собственности на совершение сделки по отчуждению общего имущества другим участником совместной собственности может предусматривать, что такое отчуждение должно осуществляться на определенных условиях.

Если третье лицо было осведомлено о решении участника совместной собственности об отчуждении имущества на определенных условиях, то сделка по распоряжению общим имуществом, совершенная на других условиях, может быть признана недействительной по требованию другого участника общей собственности по мотиву отсутствия у участника, совершившего такую сделку, необходимых полномочий.

В связи с этим при рассмотрении данного дела суду следовало установить, выражала ли Е. согласие на отчуждение Г. спорной квартиры сыну А. по договору дарения, и если выражала, то на каких условиях.

Соответственно, в случае наличия такого согласия, данного под условием, суду следовало установить, знал ли и должен ли был знать А. о том, что Е. выражала согласие на распоряжение названной квартирой посредством дарения сыну А. на определенных условиях.

Как установлено решением суда первой инстанции, в судебном заседании Е. показала, что после расторжения брака Г. собирался подарить ей и сыну А. по 1/2 доли спорной квартиры каждому. В начале ноября 2010 г. они втроем были у нотариуса. За оформление сделки дарения 1/2 доли квартиры ей необходимо было уплатить государственную пошлину в размере 40 тыс. рублей, но такой суммы у нее не оказалось. От получения квартиры в порядке дарения Е. не отказывалась. Однако через два месяца, собрав необходимую сумму для уплаты государственной пошлины, Е. узнала, что бывший муж подарил всю квартиру сыну А. Данных о том, что Е. выражала согласие на отчуждение всей квартиры сыну, представлено не было.

Вместе с тем представитель ответчиков в судебном заседании ссылался на то, что сделка дарения квартиры между отцом и сыном была совершена после развода супругов, о совершении сделки дарения квартиры сыну истица знала и возражений не высказывала. На момент совершения сделки истица являлась бывшей супругой собственника квартиры Г., должна была уплатить налог на дарение, однако от его уплаты отказалась и дала согласие на передачу всей квартиры сыну А.

Таким образом, в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции между объяснениями сторон возникли противоречия, требовавшие устранения и дополнительной проверки. Между тем судом первой инстанции в нарушение ст. 198 ГПК РФ данные противоречия устранены не были, в результате чего решение суда было основано на не установленных судом обстоятельствах.

Суд не учел, что выяснение обстоятельств, при которых была отчуждена названная квартира, являлось необходимым для установления того, знал ли А. или должен был заведомо знать о том, что Е. возражала против передачи ему всей квартиры по договору дарения. Кроме того, в нарушение ч. 4 ст. 198 ГПК РФ суд первой инстанции не указал, почему он отдал предпочтение объяснениям представителя ответчиков, а не объяснениям истицы.

Таким образом, обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения настоящего дела, не были исследованы и установлены судом.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ сочла необходимым отметить также следующее. Суд второй инстанции, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, указал, что оплата договора купли-продажи указанной квартиры от 25 июля 1995 г. производилась не за счет общих доходов супругов, а за счет средств, выделенных на указанные цели Агентством США по международному развитию.

По мнению суда, оснований полагать, что данные средства являлись доходом от деятельности Г. либо средствами, специально выделенными с целью возникновения права собственности не только у Г., но и у его супруги, не имелось. Тем самым суд второй инстанции фактически установил, что спорное жилое помещение не являлось совместно нажитым имуществом бывших супругов Е. и Г., а являлось личной собственностью Г.

В то же время судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда не отменила и не изменила решение суда первой инстанции, который пришел к иному выводу о том, что квартира, по поводу которой возник спор, являлась совместной собственностью Е. и Г.

Таким образом, судебные постановления содержали взаимоисключающие выводы относительно правового режима указанного недвижимого имущества. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 6 декабря 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 28 февраля 2012 г. отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение № 78-КГ12-32

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79

Жилищное право

Важно знать

Согласно ч. 2 ст. 333.18 НК РФ, в случае, если за совершением юридически значимого действия одновременно обратились несколько плательщиков, не имеющих права на льготы, установленные настоящей главой, государственная пошлина уплачивается плательщиками в равных долях.
Наверх
Вот тут какое-нить информационное сообщение!
Подтверждение
Вы уверены?
Нет Да
Закрыть